Close
Записаться на прием
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и
соглашаетесь c политикой конфиденциальности
Статьи Ольги Ворониной

Депрессия: психоаналитический взгляд

Статьи
Л. Кранах ст. "Меланхолия"

Депрессию по праву можно назвать болезнью XXI века. В наши дни крайне редко можно встретить людей, которые никогда не переживали депрессивное состояние. И многие обращались к антидепрессантам для снижения болезненных симптомов.

В своем докладе французский психоаналитик Анри-Паскаль Келлер привел такой пример, что во время введения карантина Ковид во Франции продажи антидепрессантов выросли на 22 % (2021). Однако почему, если, казалось бы, лекарство от депрессии найдено, пандемия депрессии продолжается?

Психиатр Э. Зарифян проводил исследования (1996, 2006) об использования психотропных препаратов, в том числе и антидепрессантов. Он пишет, что направленные на снятии симптомов, они не позволяют раскрыть причину возникновения депрессии. Кроме того, очень часто возникают побочные эффекты при их приеме. Нужно ли медикализировать депрессию?

Наравне с медицинским подходом, психоаналитический рассматривает депрессию не как соматическую болезнь, которую нужно лечить лекарствами, а как непереносимое внутреннее, психическое страдание. Французский психоаналитик Пьер Федида пишет, что депрессивность это одно из качеств психической жизни, время от времени каждый из нас может находиться в депрессивном состоянии. Депрессивность обладает структурирующей и регулирующей функцией. Согласно М. Кляйн, на этапе депрессивной позиции у ребенка происходит динамическая реорганизаций репрезентаций, и только пройдя ее, возможен переход на следующую стадию психического развития.

Онтологическое понятие депрессии - меланхолия рассматривалось как неотрывное от самого существования человека. Меланхолия существовала всегда. Она запечатлена на полотнах художников (Дюрер, Ван Гог, Мунк и т.д.), в прозе, поэзии (Гоголь, Достоевский, Хемингуэй и т.д.). Мы можем видеть ее сейчас у многих людей и замечать ее проявление у себя. Интересно, что на протяжении веков менялось понимание депрессии как творческого состояния, присущего художникам, поэтам, творцам, затем как смертного греха и начиная с XX века как патологии, болезни.

Работа З. Фрейда “Горе и меланхолия” (1917) стала базисом для развития психоаналитической теории депрессии. Отправным пунктом в рассуждениях Фрейда стал опыт переживания печали как реакции на утрату любимого объекта, которая не проходит и приводит к тяжелым душевным переживанием: потери интереса к внешнему миру, утраты способности к любви и работе, снижении самооценки, самообвинению, самоуничижению вплоть до маниакального ожидания наказания. Человек занят только своей печалью. Ему не удается избавится от привязанности к утраченному объекту. Причина по мнению Фрейда заключается в том, что утрата любимого объекта остается бессознательной для человека. Он не знает из-за чего или из-за кого он опечален. Он не может выйти из этого тяжелого состояния, для него не только мир становится пустым, но и он сам. Он страдает не столько от утраты любимого объекта, сколько от потери собственного Я. Реальная обида, разочарование от неразделенной любви является началом конфронтации, которая перемещается внутрь человека. То есть отказ от чувств любви переносится на собственную личность. Внутри продолжает бушевать ненависть, но теперь она направлена на другого в самом себе. В “По ту сторону принципа удовольствия” (Фрейд, 1920) была предпринята решающая попытка для понимания агрессии, как ядра динамических процессов депрессивного больного.

К. Абрахам стал рассматривать депрессию в контексте развития либидо, влечений и их судеб (1924). Он пишет, что при депрессии происходит регрессия на определенную ступень развития, где существует фиксация конфликта амбивалентности, любовь и ненависть противостоят друг другу и возникает неспособность к любви. Осознание своей неспособности любить приводит к тяжелому чувству неполноценности и самообвинениям. Вытесненная агрессия, все же прорываясь, обращается против самого человека, что приводит к самоувечиям, самонаказанию, идеях виновности. Это позволяет назвать депрессию болезнью агрессивности.

Осознание неспособности осуществить влечения-желания – любовные невозможны, а деструктивные – непозволительны приводит к парализации жизни человека. Пассивность и заторможенность символически выражают отрицание жизни и желание смерти.

Психоаналитическая теория депрессии встраивается в более общую психоаналитическую теорию, которая рассматривает человека на протяжении всего его развития во взаимодействии с другими, когда цель жизни человека состоит в том, чтобы, не теряя свою индивидуальность, быть способным любить и жить с другими людьми. И тогда в депрессии можно увидеть место повреждения способности к любви. Лежащее в основе депрессии нарушение относится к раннему возрасту и вызывается разочарованиями, полученными от ближнего окружения ребенка. Тогда, когда еще ребенок не отделен от других субъектов психически и еще не может увязать собственные добрые и злые чувства, это разочарование становится для него катастрофическим.

В современной психоаналитической теории исследования феномена депрессии ведутся главным образом в двух направлениях.

Первое направление - эмпирические исследования за детьми на первом, втором году жизни (Р. Шпиц, Ж. Боулби и др. последователи). Эти исследования показывают, что нарушение объектных отношений у ребенка с его ближайшим окружением вызывает у него тревогу, нарушения контактов, депрессию и эти же симптомы проявляются у взрослых при депрессии.

Второе направление исследований происходит в рамках теоретических разработок психологии Я, представленное прежде всего работами Анны Фрейд, Гартмана, Сандлера, Кохута. С позиций психологии Я депрессия рассматривается как болезнь Я, когда человек внутрипсихически постоянно обращается к переживанию утраты, при этом уход из внешнего мира вновь приводят Я к его прежнему состоянию нарциссизма или состоянию счастья, испытываемого им в раннем детстве, как ощущение всемогущества и отсутствия необходимости преодолевать внешнее сопротивление. Болезнь Я означает, что Я теряет свои контролирующие и регулирующие функции и агрессивные импульсы открыто проявляются в мыслях о самоубийстве в случае депрессии или во вспышках раздражения при мании.

В настоящее время считается, что большее значение для развития Я имеет ограничение родительского всемогущества и разочарование в идеализированных объектах и тем самым нарциссических стремлениях. То есть ребенку тяжело перенести то, что родители не такие всемогущие, какими казались. При таком понимании болезнь Я возникает еще до начала противостояния с объектом. И из этого базального нарушения могут возникнуть различные виды депрессий с различными способами ее переработки. Тем самым депрессия - болезнь Я в смысле слабости Я, принимая во внимание прежде всего вопрос о развитии Я.

Под терапией депрессии Фрейд понимал постепенный процесс отделения от потерянных любимых объектов и расставание с идеальными представлениями о них в интересах примирения с реальностью и с самим собой. Базисный механизм - укрепление Я, переработка внутреннего конфликта, стабилизация объектных отношений.

Федида пишет, что человеку, проходящему через депрессию, необходимо достаточно времени и пространства, чтобы его страдания были услышаны, чтобы он смог сам присвоить свою историю.

Депрессивное состояние - это творческий акт, а для рождения чего-то нового нужно время. Представление о связи креативности и депрессивности существует с античных времен.

На мой взгляд очень важно сейчас параллельно с изучением наследственных, биохимических факторов продолжать дальше исследовать особенности депрессивных переживаний. И в этом психоанализ видится как наиболее перспективное направление, от которого следует ожидать новых достижений в познании феномена депрессии.